asuradpr

День сурка по-украински

Есть ли выбор у того, кто однажды оказался в рядах ВСУ, и есть ли шанс разорвать цепи замкнутого круга? Обещанного сохранения рабочих мест за призванным или ушедшим добровольцем в армию, до сих пор не наблюдается, как нет и социальной помощи, гарантий и защиты со стороны государства. 

Вернувшийся домой ВСУшник оказывается попросту без денег к существованию, да ещё и с клеймом «атошник», при наличии которого устроиться на работу даже с большим опытом и квалификацией крайне трудно. 

Выхода другого попросту уже и нет: дорога только одна, и ведёт она обратно в ряды ВС Украины, подписать ещё один контракт, надеясь, что через год ситуация изменится. И так – раз за разом, покуда либо смерть не прекратит день сурка, либо пущенная своей же рукой пуля. 

На Украине факт критически высокого уровня суицида среди военнослужащих признают, хотя и приводят цифры явно заниженные. Что же касается причин, то называют разные – от неуставных отношений в рядах подразделений ВСУ до личных проблем, решить которые, будучи постоянно в зоне боевых действий, не способны. 

Большинства случаев можно было бы избежать, будь на Украине нормальная армия, а командиры – как им то положено – в первую очередь старшими братьями и отцами для своего рядового состава. Но это – мечты, не более. В действительности же, даже по уважительным причинам солдаты получают отказ в предоставлении отпуска пусть даже на несколько дней. Им отказывают в случае рождения ребёнка, тяжелой болезни или смерти родственников, и это – распространённое явление. 

И здесь не нужно быть психологом высшего класса, чтобы понять, что даже самый стойкий начнёт ломаться, оказавшись в таких условиях уже не в первый раз, причём – из безысходности. А потому сегодняшняя армия Украины – абсолютный мировой «рекордсмен» по количеству суицидов и дезертирства. И сделать с этим ничего не возможно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic