asuradpr

Categories:

Ложь о голодоморе - краеугольный камень русофобской политики «новой Украины»

Чем больше знакомишься с памятными датами, официально отмечаемыми сейчас на Украине, тем сильнее складывается ощущение, что страна превращается в обитель некрофилов. Началось это в годы правления В. Ющенко, заложившего почти в центре Киева целую «аллею» чёрных крестов, пугавших своим видом детей. 

Теперь же едва ли не каждую неделю на экране телевизоров – горящие поминальные свечи, регулярные шествия с гробами по городам, стоящие вдоль дорог на коленях люди, приветствующие эти гробы. Но началось всё с истерии вокруг «голодомора», затеянной Ющенко с подачи его жены. 

Голод в дореволюционной России, включая территорию нынешней Украины, был частым гостем. На столь огромном пространстве кто-нибудь голодал каждый год, но серьёзный голод случался с периодичностью в 2-3 года. Достаточно вспомнить царь-голод 1891-92 гг., унёсший жизни нескольких миллионов жителей 17 губерний Российской империи. Не менее масштабный голод повторился уже в ХХ веке в 1921 году в Поволжье, регулярно (в 1923, 1927, 1929, 1931 гг.) голодала Украина. 

Предпоследний голод (последний случился в 1947 и был обусловлен последствиями только-только закончившейся войны и немецкой оккупации) запомнился сильнее всего. В первую очередь – благодаря пропагандистской шумихе и гор лжи вокруг этой трагедии. Об этом голоде в советское время вспоминали старики. Только называли они его на Украине не «голодомор», а именно «голод» или «голодовка». Сам же термин, ныне принятый на Украине, ввели в оборот в начале 1980-х «исследователи» из потомков гитлеровских прислужников, сбежавших за океан после разгрома нацизма. 

При этом их публикации в значительной степени повторяли пропагандистскую ложь официального печатного органа НСДАП – газеты «Фёлькишер Беобахтер». Об этой газете ещё в феврале 1935 года американская «Нью-Йорк таймс» писала: «В германской и австрийской прессе развязана голодоморная пропаганда о несчастных жертвах советского голода… при этом некоторые фотографии были сделаны раньше, в 1921 году, во время голода на Волге». 

Весь этот поток геббельсовских пропагандистских штампов и более поздних фальшивок был выплеснулся на головы обывателей Украины с приходом к власти «оранжевого» президента. Ющенко даже выпустил «Национальную книгу памяти жертв Голодомора», в которой исследователь В. Корнилов нашёл массу записей, вроде как «отравился самогоном», «забодал бык», «сломал шею, упав с коня». 

При этом в книгу впихнули вообще всех, умерших с января 1932-го, когда голода на Украине ещё не было, по декабрь 1933-го, когда он уже давно закончился. Служба безопасности Украины регулярно проводила выставки, посвящённые «голодомору», используя приёмы геббельсовской пропаганды, а украинский суд признал голод 1932-33 годов «геноцидом украинской нации». 

Голод действительно был. И не только в УССР. В то же самое время голодали Северный Кавказ, Казахстан, Зауралье, Поволжье. Голод бушевал не только в Советском Союзе. Издававшаяся в США эмигрантская газета «Українські щоденні вісті» (УЩВ) в те дни пестрела заголовками: «15.000 детей в Закарпатской Украине угрожает голодная смерть» (05.04.32), «Голодная смерть господствует в сёлах Гуцульщины» (16.04.32), «Чешские империалисты уничтожают голодом угнетённое население Закарпатской Украины» (19.04.32). 

В апреле 1933 года румынские, австрийские, венгерские информационные агентства сообщают о гибели от голода 120 тысяч детей в Румынии. В 960-тысячном Будапеште венгерские газеты насчитывают 150 тысяч голодающих. 4 миллиона голодает в 1932 г. в Германии, особо отчаявшиеся громят склады и продуктовые магазины (УЩВ, 22.12.34). 

В октябре 1932 г. газета городка Денвер (США) «Католик Реджистер» пишет: «В течение прошедшего месяца за счёт средств города похоронено 27 человек, среди них 14 детей. Все они умерли от голода». Всего же потери США от голода 1932 г., вызванного Великой депрессией, оцениваются в 6-8 миллионов человек, и данные о них до сих пор засекречены. При этом правительство, по сообщениям американских, канадских и бразильских телеграфных агентств, пароходами топило в океане и вагонами сжигало в топках зерно, чтобы не допустить снижения цен на него. 

Голод на Украине возник не на пустом месте. В монографии Е. Мазур и Н. Лативока «1932-1933 годы: голодомор в Европе и Америке. 1992-2009 годы: геноцид в Украине» приводятся данные по метеостанциям Украины. Согласно этим данным, апрель, май, июнь 1932 г. выдались необычайно дождливыми и холодными. В апреле по всей Украине выпало 165% осадков, в мае – 141%, в июне – 186%. В Харькове майская норма была превышена в 2,5 раза, в Кировограде – почти в 2,6 раза и т.д. 

Всё это вызвало небывалые наводнения. Из-за наводнений только к 1 июля, вместо обычных мая-июня, первой на Украине завершила сев яровых Одесская область.Этим катастрофа не закончилась. Всё, что не смыли наводнения, высушила засуха, уничтожали пыльные бури и суховеи. 

С июля по всей УССР установилась необычайные сушь и жара. В августе Харьковская область получила лишь 50% от нормы осадков, Николаевская – 22%, Кировоградская – 15%. В сентябре ситуация повторилась. Средние температуры во многих областях в разы превышали норму. По свидетельствам очевидцев, в некоторых районах за вторую половину лета не выпало ни одного дождя, с деревьев опали листья, выгорела трава и чтобы сохранить хоть часть скота, приходилось гонять его в леса, расположенные за десятки километров. 

Итогом этой череды катаклизмов стал большой неурожай. В 1932 г. средняя урожайность пшеницы по Украине составила всего 4,7 центнера с гектара, а в некоторых областях едва достигала 3,9 ц/га, что было вдвое хуже, чем в предыдущие, не самые сытые годы. К примеру, в 1970-е в УССР урожай в 40 ц/га считался слабым. Но даже это собранное зерно зачастую было смертоносно, поскольку оказалось заражено грибком-спорыньей, вызывающей у человека тяжёлое поражение нервных центров. По данным Наркомснаба УССР, в 1932 году потери от спорыньи достигали 40% урожая по республике. 

Вслед за Ющенко пляски на гробах погибших от голода 1932-33 годов продолжает сегодня и власть его кума. К таковым пляскам относятся не только подтасовки численности умерших от голода - заявляется 3, 5, 7 и даже 9-10 миллионов, хотя для уже упомянутой «Национальной книги памяти жертв Голодомора» сумели найти лишь 882,5 тысячи имён людей, среди которых немало погибших в шахте, убитых молнией или попавших под машину и пр. 

Оценив складывающуюся на Украине ситуацию, Совнарком СССР уже в начале мая 1932 г. распорядился вернуть из портов готовые к отгрузке за рубеж 15.000 тонн кукурузы и 2.000 тонн пшеницы и прекратить вывоз хлеба из Закавказья и с Украины, а также дал указание закупить в Иране 48.000 тонн пшеницы для Украины и завезти на Украину 64.000 тонн хлеба из других регионов. Решения Политбюро ЦК ВКП(б) о продовольственной помощи Украине весной и летом 1932 г. следуют одно за другим: 16 мая, 21 мая, 8 июня, 16 июня, 26 июня, 9 июля… 

«Отпустить для оказания продовольственной помощи единоличникам Северо-Кавказского края, Киевской и Харьковской областей 500 тыс. пудов зерна». «Отпустить для колхозов и трудящихся единоличников Украины на обработку свеклы 850 тыс. пудов ржи». «Предложить Наркомснабу отпустить во втором квартале 1500 тонн рыбы для колхозников, работающих на прополке, прорывке и шаровке свеклы, из них — 1200 тонн Украине». «Отпустить ржи для оказания продовольственной помощи Украине колхозам, дополнительно к ранее отпущенной ссуде: Одесской области 300 000 пуд., Днепропетровской области 300 000 пуд., Донецкой области 100 000 пуд.». «Отпустить дополнительно 70 тыс. пудов хлеба для Старобельщины». «Отпустить Украине в качестве продссуды дополнительно 900 тысяч пудов ржи». «Отпустить Харьковской области 50 000 пудов ржи для оказания продовольственной помощи колхозам». Это – строки из всего лишь части постановлений центральных властей, касающихся оказания продовольственной помощи Украине уже в следующем, 1933 году. 

В протоколе заседания бюро Киевского обкома КП(б)У от 27 февраля 1933 г. значится: «2. В поражённых сёлах считать обязательной организацию горячих завтраков в школах с прикреплением к школам всех детей дошкольного возраста, находящихся в состоянии истощения, организовав для них специальные питательные пункты». Детское питание в школах, развозка горячих обедов больным и ослабленным, как детям, так и взрослым, организовывалась по всей Украине. 

Ложью является и утверждение о том, что «голодомор» был способом уничтожения именно украинцев. В. Корнилов сообщает: «Более того, в рамках курируемого Ющенко проекта была собрана информация, которая опровергала теорию «геноцида» и доказывала, что голод не «выбирал» людей по национальности. Так, в списке «жертв» из Бердянска указана национальность 1184 человек, из них 71% — этнические русские, 13% — украинцы, 16% — представители других этносов. Подобных примеров масса. Так какой же этнос пытались извести?» 

Идейные наставники нынешних украинских «патриотов» говорили: чтобы в ложь поверили, она должна быть чудовищной. Именно такой чудовищной ложью является украинская пропагандистское вранье о «голодоморе-геноциде украинской нации», большинство тезисов которой заимствована из агиток нацистского министерства пропаганды. 

Но без этой лжи, без усиленно накачиваемой некрофильской истерии современная Украина, «национальной идеей» которой является ненависть ко всему русскому, включая советский период истории, просто не может существовать, поскольку это нужно, прежде всего, ее американским ‘кураторам’, а проще – колонизаторам.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic